Cоломенные дома в Белоруссии: история одного изобретения

Идея возводить дома из соломы у ученого и эколога Евгения Широкова родилась еще в 90-х годах прошлого века. А широко известным его проект стал несколько лет назад. Газеты и журналы тогда писали о чудаке, который построил под Минском круглый соломенный дом, не платит «коммуналку» и даже собирается в своем хлипком домишке перезимовать. Потом о Широкове забыли. Он открыто выступил против строительства АЭС, понял, что в Беларуси идея с экологическими домами никому не нужна, был вынужден уехать в Россию. Сегодня мы беседуем с Евгением Ивановичем о проблеме мегаполисов, экологии жилого дома и новых идеях в строительстве.

 Идея

— По образованию я физик. Окончил МГТУ имени Баумана, примерно 7 лет занимался оптимизацией систем жизнеобеспечения в советской космической программе, — начинает рассказ Широков. — Понятно, что жилье в космосе по своей сути полностью автономно. Поэтому вопросы экологии стоят очень остро. Окно не откроешь, помещение не проветришь. Многие вещи, которые мы используем при строительстве, применять было категорически нельзя. Тогда меня впервые посетила мысль: а если сделать экологичное автономное жилье на земле?

В Беларуси больше трети ВВП уходит на строительство и обслуживание жилья, говорит изобретатель. Многоэтажная застройка, которую у нас выбрали в качестве приоритета, затратна и неэффективна, особенно в плане эксплуатации. Получается, если кардинально изменить подходы, перейти на полную автономию, то изменится и социально-экономическая структура государства. И не только.

— Если человек своими руками решает свою жилищную проблему, у него серьезно меняется самооценка. Для белорусов, многие из которых живут в социальном жилье, это принципиальный момент. А если к тому же вы строите дом, который не нуждается в центральных сетях, если вы не платите государству коммунальные платежи, то чувствуете полную свободу. Вас не за что взять! В условиях нынешних проблем с энергоносителями это очень важно.

Отправной точкой стал анализ программы по переселению чернобыльцев.

— В свое время было отселено 150 тысяч семей, государство потратило колоссальные ресурсы. А потом выяснилось, что тот, кто попал в железобетонные дома, прожил меньше, чем те, кто остался. Об этом громко не говорили, но это факт. Когда мы сопоставили все факторы, начали искать альтернативу. Задача стояла такая: придумать экологически чистое, безопасное, энергоэффективное и дешевое жилье. Работали вместе с немецкими партнерами, опробовали несколько технологий. В итоге я остановился на одной, которую и попытался пропагандировать здесь, в Беларуси.

Почему солома?

— Сейчас в Европе самым «сексуальным» понятием для архитекторов и застройщиков является такое: пассивный дом. То есть здание, которое не требует затрат на отопление. Или требует, но совсем немного. Что для этого нужно? Четыре главных условия: стены с коэффициентом 10, рекуперация тепла при вентиляции, пассивная солнечная архитектура, высокая герметичность оболочки здания.

 

Такие же идеи применяли и в Европе, но Широков решил полностью уйти от использования химических материалов, в том числе утеплителей.

— Я был экспертом в Европарламенте около 5 лет, разбирался с разными скандалами. В том числе влиянием химических отделочных материалов на жизнь человека, появлением у людей синдрома хронической усталости. Поэтому мы, в отличие от зарубежных коллег, решили использовать в строительстве только природные возобновляемые материалы, которые стоят в сотни раз дешевле, чем химические утеплители. У них есть многочисленные преимущества. Мало кто знает, но солома, в отличие от железобетона, кирпича, газосиликата, является биопозитивным материалом. Это не пустые слова. Мы проводили исследования, фиксировали, что происходит с энергетической оболочкой человека, который живет в таком доме. Я, например, смог вылечить все свои соматические заболевания, считающиеся хроническим. Немцы, которые учились у меня, после на родине сделали иглу из соломы, в котором сейчас лечат тяжелую депрессию.

 

Еще один плюс — соломенная стена отлично «дышит». В круглом доме, который я построил, даже не было вентиляции в туалете. Многих это повергало в шок. Тем не менее все запахи тут же уходили.


Круглый дом

— Почему я стал заниматься круглым домом? Такая форма дает сокращение на 12 процентов теплоотдающей поверхности, хорошо обтекается ветром. Строили дом очень просто. Фундамент сделали из стеклянных бутылок, каркас — из усушенной сосны. Что касается автономности здания, то, как известно, в Беларуси зимой мало солнца. Но и это проблема вовсе не фатальная. Я поставил на крыше солнечный фотоэлектрический коллектор, смонтировал ветряк и аккумуляторную станцию с контроллером зарядки. Энергии хватало на освещение, компьютер, телевизор, другую мультимедию. Был у меня и генератор, его включал, когда надо было использовать стиральную машину. Буквально несколько часов в неделю. Очень важно иметь эффективное отопительное устройства. Мы изобрели такое, с низкой лежанкой. КПД составлял 70 процентов. Многие в свое время смеялись, что домик небезопасный, может сгореть. Глупости! После оштукатуривания мы получили предельный класс огнестойкости.

Вот технические параметры некоторых реализованных Широковым проектов: толщина эффективного утеплителя — больше 50 см. Удельные затраты на отопление при градусо-сутках 5200—5500 — не более 40 кВт·ч/м2 в год. «Дышащие стены» позволяют существенно снизить затраты на вентиляцию, а в ряде случаев — и вообще отказаться от подобных устройств и рекуператоров, а также кондиционеров, т. к. их функцию выполняют ограждающие конструкции. Расход дерева — около 0,1 м3/м2. Фундаменты свайные или мелкозаглубленные.

Строительство дома под Минском, говорит собеседник, обошлось ему в 25 000 долларов. Это вместе с материалами, оборудованием, работой. На все про все ушло три месяца.

— Этот дом был 20-м или 30-м, построенным в Беларуси из соломы. Всего в стране сейчас, наверное, под сотню соломенных домов. В свое время ими активно интересовались молодые семьи. Почему? Абсолютно понятно, что за 30—40 тысяч долларов вы вряд ли решите свою жилищную проблему. А по этой технологии сделать это можно. Несколько зданий из соломы, кстати, были возведены по госпрограмме возрождения села. Они были проверены различными институтами, которые выдали положительные заключения. Но дальше дело не пошло.


У Евгения Широкова есть этому объяснение.

— Интереса у белорусского стройкомплекса нет. Потому что прибыль застройщика в условиях нашей экономической системы — примерно 30 процентов от стоимости материалов. Когда стройматериалы — это дерево и солома, понятно, что особых денег не сделаешь.

Сейчас Широков работает в России. Там, говорит, интерес к соломенным домикам (и не только — строят, например, даже соломенные гостиницы) огромный. Ну а белорусская стройотрасль все еще отвергает все новое и прогрессивное, продолжая вариться в своем соку.